Роняет лес багряный свой убор

Роняет лес багряный свой убор

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянудшее поле…

                       А.С. Пушкин

 

У каждого месяца есть свои особенности, своя «изюминка». Сентябрь знаменуется временем золотой осени. Ещё недавно зеленели леса, цвели травы, а сегодня сентябрь – и лиственные деревья сначала постепенно, а к середине месяца как-то все разом приобретают золотой и багряный убор. Их листья начинают тихо падать на засыхающую, хотя во многих местах ещё зелёную траву, на влажную после недавних дождей землю и на скучный городской асфальт.

Лист растения – одно из самых замечательных произведений природы. Странно, но ещё лет сто пятьдесят назад человек не видел его поистине космическую роль. Тогда как польза корня как органа питания растения, цветка и семени как органов его размножения была неоспоримо признана с незапамятных времён, лист продолжал пользоваться легкомысленной славой пышного, но бесполезного наряда. Сейчас же даже младший школьник знает, что в листе происходит важнейший для населения нашей планеты процесс фотосинтеза – образование органического вещества из углекислого газа и воды посредством энергии солнечного света. Человек со всей его развитой промышленной технологией, которой он столь сильно и самоуверенно гордится, в настоящее время не в состоянии сделать то, что без дымных заводов или фабрик со всеми их коммуникациями делает скромный зелёный лист растений. Но фотосинтез возможен только при участии зелёного пигмента – хлорофилла – и происходит в микроскопических хлорофилловых зёрнах, двигающихся в протоплазме определённых клеток листа, которые зовутся ассимиляционными, ибо в них-то и происходит ассимиляция органического вещества – фотосинтез.

Есть ещё одна важнейшая функция зелёного листа: в процессе фотосинтеза наряду с органическими соединениями в качестве побочного продукта образуется кислород, который поддерживает жизнь на нашей зелёной планете. Возможно, первый кислород на Земле был иного, например, вулканогенного происхождения, но сейчас именно зелёные растения обеспечивают его баланс в атмосфере. Нарушение этого баланса неминуемо приведёт к гибели весь животный мир, к которому, хотим мы это признавать, или не хотим, но принадлежит легкомысленное человечество. Животные не в состоянии обеспечить пригодную для жизни атмосферу. Поэтому человек, вырубая леса, загрязняя мировой океан – носитель водорослей, также зелёных растений, буквально рубит сук, который даёт ему существовать. Мы, люди, должники растений, должники зелёного листа, благодаря деятельности которого мы дышим и питаемся. И даже больше – благодаря которому мы живы.

Зелёный цвет вегетирующего листа создает хлорофилл. Но он не единственный его пигмент: интенсивный зелёный цвет хлорофилла маскирует другие сопутствующие ему пигменты, так называемые каротиноиды, жёлтого или оранжевого цвета, также участвующие в процессе фотосинтеза, хотя и не осуществляющие его. Разрушение хлорофилла перед листопадом даёт возможность их проявления, и листья принимают жёлтую или оранжевую окраску, так ласкающую наш взор, ведь к осени мы немного устаём от летнего зелёного однообразия.

В сентябре почти все цвета радуги можно наблюдать на листве наших деревьев и кустарников. Листья белоствольных берёз становятся светло-жёлтыми, остролистного клёна – красновато-жёлтыми, дуба – буровато-жёлтыми, татарского клёна, вишни, рябины и барбариса – пунцово-красными, черёмухи – пурпурными, у бересклета листья приобретают почти фиолетовый оттенок, осина становится оранжевой, ольха – мутного буро-зелёного оттенка. В смешанных лесах получившие яркую осеннюю окраску деревья и кустарники соседствуют с хвойными породами. На общем жёлто-оранжевом фоне выделяются тёмно-зелёной хвоей и пирамидальной кроной ели и пихты, зелёные шатры сосен. Только лиственница в конце сентября присоединяет к желтизне лиственных пород свою золотого цвета хвою.

Очень интересна причина появления осенью у ряда видов растений красных листьев. Известно, что красный, синевато-пурпуровый цвет осенней листвы, который дополняет жёлтый и оранжевый, создаётся ещё одним пигментом – антоцианом. Но в вегетирующем зелёном листе антоциана нет. Он появляется независимо, отдельно, и причина его появления – резкое снижение температуры воздуха, губительно воздействующее на хлорофилл. Известно, что клетки, содержащие антоциан, на два и более градусов теплее воздуха. Антоциан, что называется, греет лист, продлевая жизнь хлорофилла и, соответственно, увеличивая срок фотосинтеза. Кроме того, согревая растение вдоль жилок листа, он обеспечивает более активное передвижение органических веществ из листа в другие части растения – сердцевину, кору, в подземные органы, в которых накапливается запас питательных веществ на будущую весну. Осенью, как и весной, внутренняя физиологическая работа растения активизируется, обмен веществ становится более энергичным.

Но красный цвет осенних листьев не так уж часто встречается в нашей природе. Однако он очень распространён в горах, в альпийской высокогорной, а также в арктической флоре. Это не случайно: высокогорные и арктические растения находятся в более жёстких условиях, чем в умеренной зоне. Срок вегетации у них значительно короче, для них дорог каждый день, каждый час, чтобы успеть накопить достаточное количество органических веществ, способных сохранить их в зимний период и дать развиваться весной, поэтому прогревание клеток листа антоцианом становится для них большей жизненной необходимостью, чем в наших краях.

Появление красных и даже синевато-пурпурных листьев у некоторых наших, весьма обычных растений, может свидетельствовать о том, что их родной дом не у нас, а высоко в горах, откуда они спустились во время оледенения. Присмотритесь к листве мелких кустарничков и даже трав в наших лесах. Осенью краснеют, а не желтеют, листья черники, брусники, голубики, зимолюбки, т.е. растений, которые в своём происхождении являются высокогорными.

В этом отношении интересна история клёнов – одних из самых ярких в гамме осенних цветов. В настоящее время клёны особенно многообразны в Северной Америке и Восточной Азии. Их формирования как отдельного рода Acer связывают с высокими широтами этих двух континентов. Так что возможно, что ярко-красные листья клёнов, богатые антоцианом, есть не что иное, как древний реликтовый признак их высокогорного и субарктического происхождения

За изменением окраски листьев следует их опадение – листопад. Быть может, некоторым людям кажется, что, теряя листья, деревья обнаруживают неподготовленность и беззащитность перед наступающей зимой. Однако такой пессимизм напрасен. Растения во всеоружии многих приспособлений встречают предстоящие невзгоды поздней осени и зимы, а самым важным среди них является осенний листопад. Так сбрасывая листья, дерево тем самым спасается от засыхания, которое бы повело его к неминуемой гибели. Листья представляют громадную поверхность испарения для содержащейся в растении влаги. В тёплое время года эта убыль влаги постоянно и равномерно пополняется притоком её из почвы, откуда она всасывается корнями. Но с охлаждением почвы корневая деятельность снижается, а зимой полностью приостанавливается, так как при низких температурах корневые волоски растения не в состоянии всасывать воду. С деревьев листья осыпаются прежде, чем уменьшение влаги во всех остальных частях растения подвергнет его жизнь опасности.

1.jpg

© EvlakhovValeriy | Shutterstock.com

Опавшие листья клёна в разных стадиях: в некоторых ещё сохраняется хлорофилл, в других – после разложения хлорофилла обнажаются каратиноиды: жёлтый ксантофилл и оранжевый каротин, в третьих появляется антоциан, в первую очередь вдоль жилок, которые он обогревает для более активного передвижения органических веществ из листа в другие части растения.

 

Есть ещё одна, малоизвестная, но чрезвычайно важная функция листопада: он позволяет растению избавиться от негодных продуктов, появившихся в процессе  жизнедеятельности, например, от накопившихся кристаллов солей щавелевой кислоты.  В отличие от животных у растений нет специальных органов выделения. Их функцию во время листопада выполняют листья, в которых накапливаются ненужные и вредные продукты обмена веществ. Ввиду этого на осенний листопад можно смотреть и как на выделительную функцию растения, совершающуюся раз в год, но зато в грандиозном масштабе. Интересно, что перед листопадом из листьев уходят  те питательные вещества: крахмал, сахар, масла, но даже самые главные – белки, которые также переселяются из клеток листа в другие части растения, чтобы весной начать новую строительную работу, так что их потери не так уж велики, но зато к осени в листьях накапливаются вредные ингредиенты, среди них те, которые могут вызвать отравление растительного организма.

В последние десятилетия экологи с тревогой следят за усиливающимся загрязнением окружающей природной среды. Многие заболевания сейчас рассматриваются как следствия подобного загрязнения. Однако известно, что наш организм способно удалять излишек этих отравляющих ингредиентов через продукты выделения, в первую очередь, через пот и мочу. Растения в период активной вегетации лишены такой возможности. Загрязнители накапливаются в его клетках, главным образом, в листьях. Наконец, наступает момент, когда их концентрация превышает возможности их жизнедеятельности. В таких случаях листья теряют хлорофилл, покрываются некрозами и сбрасываются задолго до осени.

Ещё одно значение листопада заключается в том, что с выпадением снега листья послужили бы источником немалых бедствий для деревьев. Иногда случается, что густой снег выпадает до листопада, и тогда он приносит лесам, садам, одиночным деревьям и кустарникам громадные опустошения. Под тяжестью снега ломаются не только ветви, но крупные сучьи и даже стволы. Только для хвойных растений давление снега не представляет такой опасности. Во-первых, на небольшой поверхности их хвои не может скопиться много снега, во-вторых, сучья хвойных более эластичны и обладают большей силой сопротивления.

Опавшие листья тоже не пропадают зря. Разлагаясь в течение следующего лета, они превращаются сначала в подстилку, а затем в перегной и удобряют почву, возвращая ей извлечённые из неё зольные вещества, которые опять пойдут на питание растений. Кроме того, подстилка из опавших листьев в лесу является средой обитания многих, важных для последующего почвообразования мелких организмов, в т.ч. насекомых.

 

Листопад, как природное явление, многогранен. Общеизвестно, что в нормальных условиях он происходит осенью, значит, пусковым механизмом для него являются метеорологические изменения этого времени года. Но ещё большее значение в наступлении листопада имеют биоритмы, характерные для каждого вида. Посадите в кадку молоденькую берёзку, создайте ей все благоприятные для жизни условия с надеждой, что она всю зиму будет радовать вас своей свежей зелёной листвой. Однако ваши надежды будут напрасными. Наступит сентябрь, листья вашей берёзки пожелтеют и начнут опадать. Для берёзки пришло время листопада и она подчиняется этой внутренней необходимости. Подобное явление происходит при культивировании наших листопадных деревьев в тропиках, где ни температура воздуха, ни количество осадков существенно не меняются с наступлением зимнего времени. Но и там многие из наших древесных соотечественников стоят по зимам голыми среди местных вечнозелёных деревьев и кустарников. Так что побудительные причины листопада кроются не столько во внешних условиях, а сколько внутри самого растения.

Кстати о так называемых вечнозелёных растениях влажных тропиков. В принципе, они, строго говоря, не вечнозелёные, им тоже свойственен листопад, особенно если рассматривать его с точки зрения выделительной функции. Только формы листопада у тропических деревьях и кустарников иные, чем у нас. В первую очередь следует сказать, что единое время для листопада во влажных тропиков отсутствует, ведь климат в них приблизительно постоянен в течение года и времена года отсутствуют. Поэтому у некоторых видов деревья сбрасывают листву по одиночке: сначала одно дерево стоит без листвы, потом другое. У некоторых видов листопад ограничивается отдельными ветвями – сначала одна ветвь сбрасывает листья, затем другая. Или сбрасываются листья по очереди в пределах одной и той же ветви. В результате лес стоит постоянно зелёным и это дало возможность сначала его, а затем и составляющие его породы, назвать вечнозелёными. Но в тропиках есть области с разными периодами года, в первую очередь, засушливыми. Особенности климата засушливого периода заставляет большинство деревьев сбрасывать листву во избежание пагубного иссушения организма.

Сам механизм листопада заключается в формировании у основания черешков листьев  особого слоя тонкостенных клеток, который называют разделительным. Когда он достигает определённой толщины, его клетки отделяются одна от другой и лист отпадает. Это происходит как бы само по себе, безо всяких причин и многим, вероятно, знакомо, когда при полном отсутствии ветра лист отрывается и плавно падает вниз. А уж порывы ветра срывают сразу множество листьев. Способствует листопаду и мороз, во время которого клеточный сок в разделительном слое замерзает, и они легко отделяются друг от друга. Но бывает, что морозы наступают раньше, чем сформировался разделительный слой и тогда листопад останавливается, а деревья могут стоять с неопавшей жёлтой листвой до середины зимы.

Много интересного можно наблюдать во время листопада. Например, у чубушника, который мы называем жасмином, разделительный слой располагается не у основания черешка листьев, а выше. Когда чубушник сбрасывает листву, то над почкой в его пазухе остаётся маленький чешуеобразный отросток, который накрывает сверху развивающуюся почку, защищая её. У пород со сложными листьями разделительный слой формируется не только у основания главного черешка, но и ниже каждого листочка. Потому такие листья при порывах ветра рассыпаются как карточные домики, а под деревом чаще лежат отдельные листочки, чем лист в целом. Так сбрасывают листья ясень, рябина.

Продолжительность листопада у разных пород неодинакова. Так, дуб теряет листву в течение нескольких недель, а у липы в обычных условиях листопад длится несколько дней. Причем, у дубов осенью отпадает лишь часть листьев, остальные покидают ветви только в конце зимы. Присмотритесь к ветвям разных деревьев. У ясеня и лещины от листьев начинают освобождаться сначала крайние ветви и сбрасывание их постепенно доходит до основания ветвей. У липы, ивы, тополя, груши, яблони листопад имеет обратное направление. У трав листопад наблюдается реже, из широко известных растений листопад характерен, например, для крапивы.

 

Пора листопада настолько красива, что называют её золотой осенью. Это последний подарок природы перед наступлением осенних дождей. Холодные сентябрьские ночи вызывают оседание взвесей в водах рек и озёр. В ясные сентябрьские дни они становятся  по-особому чистыми, холодными и даже изменяют свой цвет, как бы вбирая в себя голубизну неба. Небольшие чистые горные речки в солнечные дни   бирюзой сияют под золотым шатром лесов. А в ясные холодные ночи на тёмно-фиолетовом, почти чёрном сентябрьском небе мерцают звезды.

Красота золотой осени вызывает особое состояние, немного напоминающее   грустную влюблённость. У поэтов и художников – вдохновение, заставившее 200 лет назад А.С. Пушкина создать шедевры болдинской осени. Золотой осени посвящено огромное количество замечательных творений – стихов, прозы, художники выражают свой восторг её красотами на полотнах, фотохудожники – в фотографиях. Вспомним несравненное полотно И. Левитана «Золотая осень». Это же относится к фотографиям, в т.ч. отражающих это время года, например, как фотография Р.Хакимова «Осень в Шульган-Таше». А какая красота заключена в стихотворении Ивана Бунина «Листопад»!

 

Лес, точно терем расписной,

Лиловый, золотой, багряный,

Весёлой, пёстрою стеной

Стоит над светлою поляной.

Берёзы жёлтою резьбой

Блестят в лазури голубой,

Как вышки, ёлочки темнеют,

А между клёнами синеют

То там, то здесь в листве сквозной

Просветы в небо, что оконца.

Лес пахнет дубом и сосной,

А летом высох он от солнца,

И осень тихою вдовой

Вступает в пёстрый терем свой…

2.jpg

И. Левитан. Золотая осень.

3.jpg
Р.Хакимов. Осень в заповеднике «Шульган-Таш»

Погода в сентябре изменчива. Мы радуемся светлым прозрачным сентябрьским дням, и тяготят нас хмурое небо, завывающий ветер, им, как бы в сентябре рановато. Ряд тёплых ясных сентябрьских дней широко известны как «бабье лето» – время, когда женщина после напряжённых летних работ может спокойно посидеть и порадоваться последнему теплу перед долгой зимой.

Гениальный певец русской природы Фёдор Иванович Тютчев в 1857 году так писал об этой поре:

Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора –
Прозрачный воздух, день хрустальный,
И лучезарны вечера…
Где бодрый серп гулял и падал колос,
Теперь уж пусто всё – простор везде, –
Лишь паутины тонкий волос
Блестит на праздной борозде…
Пустеет воздух, птиц не слышно боле,
Но далеко ещё до первых зимних бурь –
И льется чистая и тёплая лазурь
На отдыхающее поле…

Согласно народному календарю, различаются два периода бабьего лета – раннее, которое начинается с 28 августа, с праздника Успения Пресвятой Богородицы и длится до 14 сентября – дня Семеона Летопроводца, после которого начинается позднее бабье лето. Именно тогда в ясные дни последнего тепла появляется масса мелких паучков, по воздуху летают серебристые паутинки, в которых видят седые пряди женских волос.

Паутинка, паутинка –

Лета бабьего морщинка,
Норовит на лоб и щеки сесть.

Паучиха лапкой гибкой

Всё вытягивает нитку –

Из годов моих сплетает сеть.

 

Эту сеть подхватит ветром

И однажды бабьим летом

Я на ней попробую взлететь.

Когда-то в это время хороводами, пением и угощением у ворот отмечали «осенины» – встречу осени с её будущими низкими тучами, дождями, холодом. Не случайно слово «осень» происходит от слова «осенять», что означает «затенять, покрывать мраком». Празднование «осенин» в какой-то степени было аналогично современной встрече Нового года, потому что до указа Петра Первого в 1700 году 14 сентября по старому стилю был началом нового года, в этот день кончалось лето, а слово «лето» на Руси имело значение «год». Заканчивалось лето – заканчивался год. Таким образом, начало позднего бабьего лета, празднование «осенин» – своеобразная историческая память о давно прошедших временах и событиях, связанных с народным календарём.

Красота золотой осени, бабьего лета переплетается со светлой прозрачной грустью, которая напоминает тихую, почти неземную, радость.

Наступило бабье лето:

Воздух чист и небо светло,

Под ногой шуршит опавший лист,

В сенях дух от яблок спелых,

А в лесу – от листьев прелых,

И закат прозрачно-золотист.

 

В моей маленькой избушке

Между печкой и клетушкой

Молоточком застучал сверчок,

Возле леса у тропинки

С невидимкой-паутинкой

В небо взвился крошка-паучок.

 

Рядом с ярко-жёлтым клёном

Дуб стоит совсем зелёный,

Выступает хоровод берёз.

Ночь кристаллом застывает,

И струятся птичьи стаи,

Словно тени, мимо скопищ звёзд.

 

Проплывает бабье лето,

В золотой туман одето,

И, как серьги, гроздья-ягоды висят…

А какое наслажденье

Вдруг найти на пне осеннем

Чуть продрогших пёстреньких опят!

Отдохновение от летних трудов и жары, возможность созерцания, прощание с летом перед долгой зимой, красота осенних лесов и грусть полей – всё это вызвало и вызывает  массу поэтических образов, связанных с осенью и человеческой душой. Этому способствует особое восприятие золотой осени, как  ненадолго возвратившейся  весны. В лесу в это время даже запах весенний – запах чистого воздуха, ключевой воды, нагретых стволов и опавшей, но не сгнившей листвы.

 

Покрылись берёзы янтарной листвою,

Речушка, журча, омывает коренья…

Казалось бы – осень, а пахнет весною!

Как пахнет рожденьем осеннее тленье!

 

Прозрачный подснежник укрыт в корневище,

В дупле завернулись летучие мыши,

И ветер осенний пристанище ищет

Под лапами елей, где суше и тише.

 

На отмели лодки, как память о лете,

Стекают рубины с кустов барбариса,

Синицы свистят – одинокие дети,

И грустно берёзам от этого свиста.

 

Весенняя осень – какое томленье!

Плывут облака над спокойной рекою…

Янтарная осень готовит рожденье

Весны и поэтому пахнет весною.

 

Так будем и мы – в наступившей золотой осени видеть не только последнюю улыбку лета, но и будущую весну.

 

Автор – Позднякова Эмма Петровна